Выставка До 15 Февраля Макфол



выставка до 15 февраля макфол

Макфол осудил сотрудничество Facebook с Роскомнадзором

Бывший посол США в РФ Майкл Макфол назвал «ужасным прецедентом» факт сотрудничества Facebook с Роскомнадзором по закрытию доступа к странице сторонников Навального. На своей странице в воскресенье, 21 декабря, он призвал менеджмент соцсети немедленно исправить эту ошибку.

Выполнение требований Роскомнадзора может негативно сказаться на бизнес-имидже компании Facebook, уверен американец.

Роскомнадзор 20 декабря прекратил доступ российских пользователей к странице сторонников Навального в соцсети Facebook. Причина — призывы к несанкционированным массовым акциям, размещенные на ресурсе. На момент блокировки на страницу подписалось 12 тысяч пользователей. В одном из последних постов содержалась просьба поддержать оппозиционера при вынесении ему приговора 15 января.

В этот день в Замоскворецком суде Москвы ожидается оглашение приговора братьям Алексею и Олегу Навальным, обвиняемым в мошенничестве. По версии следствия, братья похитили средства французской компании «Ив Роше» в размере почти 27 миллионов рублей и 4,4 миллионов рублей фирмы «Многопрофильная процессинговая компания». Обвинение требует дать Алексею Навальному 10 лет тюрьмы, его брату — 8 лет. Алексей Навальный уже имеет условный приговор по делу «Кировлеса» и находится под домашним арестом до февраля года.

Майкл Макфол был послом США в РФ с января по февраль года. Он не является профессиональным дипломатом, а занимается политологией, имеет докторскую степень. До назначения послом в РФ служил специальным помощником Обамы по вопросам национальной безопасности. 5 марта года в официальном пресс-релизе NBC сообщила, что Макфол станет аналитиком телеканалов медиагруппы NBC Universal News Group. Его сфера работы — анализ международных отношений и вопросов национальной безопасности.

Экс-посол США в РФ Макфол соболезнует в связи с гибелью Бориса Немцова

Все комментарии

ПРАВИЛА КОММЕНТИРОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ

Факт регистрации пользователя в сервисе РИА Клуб на сайтах РИА Новости и авторизации на сайтах группы компаний «РИА Новости» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах группы компаний «РИА Новости» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес РИА Новости или его сотрудников
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»)
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»)
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»)
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или Skype: moderatorria.

Откровенное прощальное интервью посла США в России Майкла Макфола.

Перед отъездом в Москву в январе года в качестве нового посла Барака Обамы в России Майкл Макфол очень хотел уйти с государственной службы. Он мечтал о возвращении в Пало Альто. Погода там чудесная, да и семья скучала по этому городу. Но Обама привык рассчитывать на Макфола, давно уже занимавшегося Россией и ставшего спецуполномоченным Совета национальной безопасности по этой стране. Поэтому он сделал Макфолу такое предложение, от которого тот не смог отказаться.

Научная специальность Макфола — это революция, за что немедленно ухватился Владимир Путин, обеспокоенный нарастающими волнениями. Государственное телевидение обливало Макфола грязью, заявляя, что Вашингтон направил его в Россию, чтобы сеять хаос (похоже, что Путин действительно в это поверил). Возле американского посольства в Москве стали появляться прокремлевские толпы. Несмотря на жалобы администрации Обамы, запугивания и обвинения не прекращались ни на день даже после того, как Путина снова избрали президентом, и он подавил протесты. За два года российско-американские отношения серьезно ухудшились, а Путин начал жестокое преследование гражданского общества. А ведь именно это гражданское общество на протяжении двадцати лет своей карьеры пестовал Макфол.

4 февраля Макфол объявил, что уходит с поста посла, который стал для него очень непростой работой. Некоторые деятели из Госдепартамента ставят ему в вину то, что он дразнил медведя. Одну из первых своих встреч в Москве он провел с оппозицией. Он активно пользовался социальными сетями, чтобы общаться с российскими гражданами напрямую. Говорят, что все это вызывало у Путина сильное раздражение. Естественно, у Макфола совсем другое мнение о своей работе в качестве посла. За два дня до открытия Олимпийских игр мы встретились в баре сочинского отеля за пределами олимпийского кольца безопасности, чтобы выпить пива и поговорить. Макфол только что завершил одну из своих последних официальных миссий во главе американской делегации, включающей в свой состав несколько атлетов-гомосексуалистов. Этим жестом, который он помог организовать, Макфол решил подразнить своих не всегда гостеприимных хозяев.

Джулия Иоффе: Это довольно хорошие проводы — поездка на Олимпиаду?

Майкл Макфол: Это не планировалось, но в определенном смысле это хорошо. Я приехал сюда за несколько часов до остальной американской делегации, так что у меня была возможность погулять по Олимпийскому парку в одиночестве. И за один этот день я дал больше автографов и больше раз сфотографировался с людьми, чем за всю свою жизнь. Да, антиамериканизм существует, а я тот злобный тип, который разжигает революцию. Однако из-за этих встреч я чувствую, что наверное мы все-таки сделали что-то хорошее.

— А чего ждали те русские, с которыми вы встречались? Они говорили: Мы думали, у вас рога? Или.

— Россияне всегда восторгаются, когда знакомятся со мной лично и видят, что я - не тот карикатурный персонаж. Во-первых, я говорю по-русски. Людей это всегда удивляет. Во-вторых, я парень весьма неформальный. У них другие представления о послах, так ведь? Люди рассматривают меня, я это чувствую. Они хотят поговорить, но стесняются. Поэтому я сам проявляю инициативу. Это не значит, что мы в итоге соглашаемся — хочу сказать об этом напрямик. Моя цель в должности посла никогда не состояла в том, чтобы заставить русских полюбить нас.

— Какова была реакция Москвы, когда они узнали, что Обама не приедет в Сочи? Неужели они действительно думали, что он приедет, после того случая со Сноуденом и так далее?

— Я пытался донести до них, что их ожидания не соответствуют действительности. Но они очень сильно настаивали. Причем, и на очень высоком уровне. Выше моего.

— Насколько высоком?

— Я вспоминаю, что сам Путин в одном из телефонных разговоров. Я в этом не уверен, но несомненно то, что они просили.

Как сказала [бывший министр внутренней безопасности] Наполитано, мы - не печеночный фарш! Наша делегация имеет очень разнообразный состав, и все ее члены по-своему квалифицированные и превосходные люди. Мы - посланцы президента. Он послал нас сюда.

— И это происходит в момент, когда российско-американские отношения находятся на очень низкой отметке.

— Я бы с этим не согласился. Я думаю о других периодах в истории наших отношений с этой страной, когда они были гораздо хуже. Я бы сказал, что вся ситуация в комплексе намного сложнее. Мы по-прежнему пользуемся маршрутами снабжения войск в Афганистане. А это очень важно для американских интересов. По двум важнейшим вопросам нашего времени - а это Иран и Северная Корея - противоречий между российской и американской позициями нет, а по Ирану возможен большой успех. В Сирии все сложно, и это связано с теми радикальными разногласиями, которые были между нами в толковании причин этой огромной трагедии. Но беспрецедентен тот уровень сотрудничества, который существует между нами в деле уничтожения сирийского химического оружия. Есть вопросы, в которых мы сотрудничаем, есть вопросы, в которых мы радикально расходимся. Что есть, то есть.

— Некоторые люди видят в этом меньше прагматизма и больше наивности, считая, что одно другому не мешает.

— Это трудная часть той работы, которую мы делаем, и это трудно для меня как для человека. Мы называем это политикой двойного участия. Мы с первого дня проводим курс на взаимодействие с российским государством по вопросам, представляющим взаимный интерес, и мы напрямую взаимодействуем с российским обществом по вопросам, представляющим взаимный интерес. Существует мнение о том, что надо заниматься либо одним, либо другим. Мы довольно агрессивно стараемся не идти на такие уступки.

Пусть о результатах судят другие, но когда президент Обама был в Санкт-Петербурге на саммите двадцатки , все это приняло определенную форму. Мы провели встречу с Владимиром Путиным и обсудили сотрудничество в вопросе уничтожения сирийского химического оружия. Это в американских национальных интересах. Общие дебаты о Сирии — это другое дело, но хорошо ли для американского народа и хорошо ли для американских союзников на Ближнем Востоке то, что Сирия избавится от химического оружия? Ответ на это - положительный. Может ли сотрудничество с Россией способствовать такому исходу? Ответ - положительный.

А спустя буквально три или четыре часа я сел в автомобиль к президенту, и мы отправились в другое место, где встретились с активистами гражданского общества, в том числе, с двумя отважными активистами ЛГБТ. Такова наша политика.

— Глядя на то, как Россия закручивает гайки гражданскому обществу и российским СМИ, достаточно ли делает администрация Обамы в плане критики Путина по поводу нарушений прав человека? Почему не усиливается шум с американской стороны?

— Я думаю, наша политика очень ясна. Президент США высказывался по этим вопросам публично на шоу Джея Лено. Когда он во время саммита двадцатки специально встречался с активистами ЛГБТ, я не видел, чтобы другие лидеры делали то же самое. Я делаю это каждый божий день на встречах, в интервью, в Твиттере . Тут приходится выбирать одно из двух. Нельзя говорить, что я самый прямой и искренний посол, а потом заявлять, что мы делаем недостаточно.

— Я имею в виду не только вопросы ЛГБТ. Я говорю о более широком репрессивном давлении.

— Я сидел в режиме реального времени и наблюдал, как зачитывают приговор Алексею Навальному. А когда он вышел через Твиттер , я сообщил ему по-русски: Привет, я смотрю . Кто еще такое делает? Какое еще государство? А потом мы, администрация Обамы, очень четко заявили о том, что считаем приговор политизированным. Затем это сделали и другие — но кто был первым? Мы. Далее, Pussy Riot. Кто выступил первым? Я. Чей представитель в ООН только что встретился с Pussy Riot в Нью-Йорке? Наш. И это не только публичные дела. Есть и приватные разговоры на самом высоком уровне. Я понимаю, что задача правозащитного сообщества — это побуждать и подгонять нас. Я отношусь к этому с уважением. Они хотят большего, и они всегда должны хотеть большего. Но как мне кажется, российские власти очень хорошо понимают наши позиции. Нет, я не хочу преувеличивать результаты. Но думаю, что это очень важно. Я буквально вчера вечером обсуждал это с коллегами, когда смотрел фигурное катание. Сотни тысяч часов усилий и тренировок уходят на то, что мы смотрели, но это не дает гарантий на золотую медаль. Разочаровывает ли нас то, что наши усилия не всегда дают результат? Конечно.

— В чем вы разочарованы конкретно? Где вы видите самую большую разницу между предпринятыми усилиями и полученным результатом?

— Для меня это было решение российского государства запретить американским родителям усыновлять детей из России. С эмоциональной точки зрения из всех дел, которыми я занимался, это было самое трудное — трагичность всего этого, бессмысленность.

У нас была стратегия активного взаимодействия с российскими властями, цель которой заключалась в том, чтобы отвязать вопрос об усыновлении от других вопросов. Я не хочу вдаваться во все подробности, но просто напомню, что даже российский министр иностранных дел высказался по этому поводу, и это дало мне надежду. Но в итоге мы не добились того результата, на который рассчитывали. Мне от этого было очень больно. Эти родители не могут идти и умолять российское правительство. Поэтому они умоляли меня: Почему вы не можете сделать так, чтобы моя дочь приехала домой? Люди забывают, но мы все-таки вытащили семьдесят с лишним детей, хотя было неясно, сумеем ли мы это сделать. Наше посольство приложило немало усилий, чтобы вывезти их. Но многие остались.

— Считаете ли вы в данный момент, что более жесткие меры против России будут контрпродуктивными?

— Мне кажется, легко переоценить постороннюю силу принуждения, когда мы имеем дело с такой большой и влиятельной страной, как Россия. Но у меня на этот вопрос нет хорошего ответа. Действительно нет. Я знаю, что мы думаем об этом каждый день. Я знаю, что мы хотим слушать наших российских коллег. Я много раз слышал от лидеров гражданского общества и от представителей оппозиции, что ради хорошего кадра и коллективной фотографии мы наносим ущерб.

— Что в будущем ждет оппозицию?

— Скажу честно: я не знаю. Пространство для политических действий серьезно сузилось. Это очевидно. В то же время, меня впечатляет активность российского общества. Этот динамизм не прекратится.

— Будет ли эта страна демократией через двадцать лет?

— Я с оптимизмом думаю о России. Живя здесь, близко чувствуя эту страну, я стал большим оптимистом, нежели два года назад.

— Госсекретарь Джон Керри пытался уговорить вас остаться на посту?

— Да. О, да. Конечно. Президенту нравится, что я работаю здесь его представителем. В то же время, его дочери - примерно ровесницы моих мальчиков, и никто так, как он, не поддерживает важность семейных ценностей. Когда мы переехали из Пало Альто в Вашингтон, где я начал работать в администрации, я пообещал своему старшему сыну, что мы едем только на два года. Ведь именно такой стандарт существует для профессоров при работе в американском правительстве, так? Прошло пять с половиной лет. Он захотел вернуться домой и там окончить школу. Это правильное для него решение. Пора ехать домой.

— О чем вы больше всего будете скучать — я имею в виду должность посла?

— По Спасо-хаус [резиденция американского посла]. Ну, в этом есть несколько минусов. Я не привык жить в доме, где всегда много народа. Наш дом в Пало Альто буквально может поместиться в парадном зале посольства. Но то, что мы делали в Спасо-хаус, в плане работы с людьми, делало этот дом каким-то особенным. И между прочим, мы работали иначе. Мы с женой постарались кое-что изменить.

— То есть?

— Первая наша революция заключалась в том, что мы убрали три ряда кресел, чтобы люди могли танцевать. Раньше было не так. Но к нам приехала группа из Монтаны, исполнявшая кантри. Мой отец музыкант в Монтане. Величайшее оскорбление для музыканта этого жанра, когда ты сидишь четыре часа подряд и топаешь ногами. Людям группа понравилась. Русские танцевали с американцами, государственные служащие танцевали с лидерами гражданского общества.

Сидеть неподалеку от [Валерия] Гергиева и смотреть, как пот струится у него по лбу, когда он дирижирует молодежным оркестром американских школ — знаете, такого у меня не будет никогда. Или принимать у себя в гостиной джазового пианиста Херби Хэнкока. Такого тоже больше не будет.

Извините за такие подробности, но мне нравится жить в России. Я люблю русских. Всех форм и размеров. Тех, кто любит меня, тех, кто ненавидит меня.

— А о чем вы не будете скучать?

— Я не буду скучать по тому, что во время разговоров с журналистами типа вас мне не надо обдумывать каждое слово. Я не буду скучать — видите тех парней? [Макфол показывает в сторону агентов дипломатической охраны.] Я кучу времени провел вместе с ними, пожалуй, больше любого. Я люблю их до смерти. Но я не стану скучать по тому, что надо планировать и готовить каждый свой шаг.

Если серьезно, у меня вызывает досаду российская пресса - пресса, контролируемая государством. Безостановочная неправда об администрации Обамы и о моей стране. И даже не знаю, какой-то цинизм — мне это не до конца понятно. Ненависть, эти злобные твиты, приходящие ко мне каждый день. Может, в Стэнфорде это забудется. Но мне кажется, что нет.

Джулия Иоффе — старший редактор The New Republic. Интервью отредактировано и сокращено.

Источники: http://lenta.ru/news//12/21/makfaul/, http://ria.ru/incidents/0228/1050117354.html, http://inosmi.ru/world/0214/217531026.html






Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Сумма: код подтверждения