Военно Морская Академия Сша Вид Сверху



военно морская академия сша вид сверху

Часть 2

Строительством в Северодвинске и Комсомольске-на-Амуре большой серии (34 ед.) подводных лодок проекта 667А была за­ложена основа отечественной системы Морских стратегических ядерных сил, побудившей США к созданию дорогостоящей раз­ветвленной системы противолодочной обороны.

Последние четыре подводные лодки в серии были оснащены модифицированным ракетным комплексом Д-5У, принятым на вооружение 4 января 1974 г. с ракетой Р-27У, имевшей уже раз­деляющуюся боевую часть с тремя боевыми блоками рассеиваю­щегося типа с дальностью стрельбы 2500 км или моноблочную головную часть с дальностью стрельбы 3000 км.

Для обеспечения заданной точности стрельбы ракетами с ра­кетоносцев второго поколения был создан новый навигацион­ный комплекс «Сигма-667», который впоследствии заменили на­вигационным комплексом инерциального типа «Тобол». Созда­нием навигационного комплекса «Тобол» (главный конструктор О. В. Кищенков) было положено начало развитию корабельной инерциальной навигации.

Для решения задач, связанных с применением ракетного ору­жия, а также задач кораблевождения впервые была создана ко­рабельная цифровая вычислительная система «Туча» (главный конструктор Р. Р. Вельский), явившаяся прообразом всех после­дующих боевых информационно-управляющих систем.

28 сентября 1964 г. вышло Постановление Совета министров СССР о разработке ракетного комплекса Д-9 с баллистической ракетой Р-29 с межконтинентальной дальностью стрельбы и с ази­мутальной системой астрокоррекции, обеспечивающей сущест­венное повышение точности стрельбы. Комплекс предназначал­ся для вооружения ракетных подводных крейсеров стратегиче­ского назначения проекта 667Б (с боекомплектом 12 ракет) и был принят на вооружение 12 марта 1974 г. По проекту 667Б было по­строено 18 ракетоносцев. Еще четыре ракетоносца были построены по проек­ту 667БД с боекомплектом 16 ракет Р-29.

В 1970-1972 гг. на Северном машиностроительном пред­приятии построили головную подводную лодку проекта 667Б «К-279». В состав Северного флота вошла 2 7 декабря 1972 г. В ходе проведения государст­венных испытаний с подводной лодки было произведено 11 пусков баллистических ра­кет, в том числе был выполнен 4-ракетный залп (две ракеты выпущены по боевому полю «Кура» и две -по акватории Тихого океана). В феврале 1973 г. ракетный подводный крейсер стратегического назначения посетил министр обороны Маршал Советского Союза А А. Гречко, вскоре утвердивший штатную катего­рию командира лодки - капитан 1 ранга - контр-адмирал. В 1974 г. первому из командиров кораблей капитану 1 ранга В. П. Фролову было присвоено воинское звание контр-адмирал.

10 апреля 1973 г на стапеле Северного машиностроительного пред­приятия заложили головную подводную лодку проекта 667БД «К-182». 30 сентября 1975 г. лодка вошла в состав Северного флота. Первый ко­мандир - капитан 1 ранга В. В. Наумов (с 1979 г. - контр-адмирал). В сентябре 1977и 1978 гг. первый экипаж «К-182» завоевывал приз глав­нокомандующего ВМФ по ракетной подготовке. В 1979 г второй эки­паж «К-182» (командир - капитан 1 ранга Е. В. Хренов) завоевал приз главнокомандующего ВМФ по ракетной подготовке. В 1977-1992 гг -«60лет Великого Октября». В1980 г. ракетный подводный крейсер стра­тегического назначения совершил специальный поход в Атлантический океан для выяснения возможности прорыва районов, контролируемых американской стационарной системой SOSUS, и противолодочных ру­бежей В 1995 г исключен из боевого состава флота.

А ведь мы были союзниками

Знаменитая фотография обнимающихся лейтенанта-красноармейца Александра Сильвашко и американского лейтенанта Уильяма Робертсона, сделанная после встречи на Эльбе 25 апреля 1945 года, в считаные дни облетела все газеты мира, вошла в учебники и стала символом этого великого события. Но фотография была сделана уже вечером 25-го в штабе американской дивизии, а американские и советские патрули встретились на несколько часов раньше. Есть несколько разных версий того, где именно солдаты двух армий впервые пожали друг другу руки. В канун 70-й годовщины встречи на Эльбе я побеседовал с ее непосредственным участником. Больше того, ветеран американской армии Игорь Николаевич Белоусович сумел запечатлеть этот исторический момент на небольшую фотокамеру.

О том, как общались между собой солдаты союзных армий, что значила для них та встреча тогда и какую роль играет сегодня память о войне для отношений России и США, Игорь Николаевич рассказал РГ у себя дома в пригороде Вашингтона.

В вашем имени несложно угадать русское происхождение. Вот и самовары на столах это подтверждают. Как получилось, что вы сражались в рядах американской армии?

Белоусович: Мой отец из белых эмигрантов. После революции 1917 года добрался из центральной части России до Хабаровска, где познакомился с моей будущей матерью и женился. Потом они перешли границу с Китаем. Я родился уже в Шанхае, а спустя год семья переехала Сан-Франциско - красивый и замечательный город. Тогда там проживали тысячи русских. Они селились вместе, у нас дома все говорили по-русски, все знакомые были русские. Со временем я, конечно, стал американцем, но до сих пор у меня такая двойная личность. Я вырос, поступил в Калифорнийский университет в Беркли, но из-за войны доучиться не успел.

Как вы попали на фронт?

Белоусович: Кажется, это было в 1943-м. Тогда в армии были разные учебные программы для студентов и с учетом происхождения меня послали на курсы переводчиков изучать русский язык в Сиракьюсский университет в штате Нью-Йорк. Но, побеседовав со мною, руководитель славянского отдела убедился, что русский я знаю достаточно хорошо, и меня перевели на курсы немецкого. А потом армии в Европе понадобилось пополнение, все оборвалось, нас распределили по военным частям, и я оказался в 69-й пехотной дивизии простым ефрейтором. В конце 1944 года ее перебросили сначала в Англию, потом на фронт недалеко от бельгийско-немецкой границы. Там шла настоящая война, немцы вели наступление в Арденнах. Затем был прорыв ( линии Зигфрида . - Авт.), и наши части стали быстро продвигаться по Германии на восток. Последним военным действием для меня стало взятие Лейпцига.

О первых контактах войск союзников.

Как вы оказались в составе группы, которая установила контакт с советскими частями?

Белоусович: Наш полк отошел к югу, остановился недалеко от реки Мульде, это приток Эльбы. Части Красной армии были где-то на другом берегу Эльбы. Несколько дней мы стояли, все были очень осторожны. Представьте, если бы мы не опознали друг друга и затеяли перестрелку, это была бы крупная неприятность. Наконец, когда формировали три патруля, которые должны были установить контакт, кто-то в командовании полка вспомнил, что в одной из рот есть солдат, знающий русский. Меня вызвали и включили в состав патруля из примерно 20 человек. Рано утром 25 апреля мы переехали мост через Мульде на джипах. У нас была задача установить контакт с советскими частями. Было еще два маленьких патруля из нескольких человек. Так случилось, что с разницей в два-три часа эту задачу выполнили все три группы. У нас было принято считать, что любой солдат одного из патрулей мог говорить, что был на первой встрече с русскими.

Когда и где встретились с советскими солдатами вы?

Встреча советских и американских солдат в немецком городке Торгау 25 апреля 1945 года. О холодной войне никто и не думал. Фото: Из личного архива Джека Коннона/ РИА Новости www.ria.ru

Белоусович: На расстоянии мы увидели колонну всадников, которые, заметив нас, поскакали в нашем направлении. В тот момент я вспомнил, что в кармане у меня была небольшая фотокамера, единственная на весь патруль. И сделал несколько снимков кавалеристов, а затем и самой встречи. Командир советского отряда рассказал, какими дорогами ехать до Эльбы и городка Торгау. Я был единственным, говорившим на обоих языках, и переводил. Потом всадники поехали своей дорогой в Дрезден, а мы добрались до Эльбы, где советские части организовали что-то вроде парома. Нас встретила группа офицеров, включая командира 58-й гвардейской дивизии генерала Владимира Русакова.

Встречу на Эльбе нередко считают символом окончательного разгрома нацистской Германии. Какие ощущения от нее были лично у вас?

Белоусович: Единственное, о чем жалею, что тогда у меня с собой была только одна кассета пленки. Я понимал, что это исторический момент. Он остался со мной на всю последующую жизнь, иногда напоминая о себе в самой неожиданной форме. Кстати, русские всегда уважали эту дату. Здесь, в Вашингтоне, есть мемориальный знак в честь встречи на Эльбе на Арлингтонском кладбище, и каждый год российское посольство приглашает на церемонию возложения венков, устраивает прием для ветеранов.

А американские солдаты как восприняли ту встречу? Как они относились к нашим?

Белоусович: Среди американцев мало кто имел представление о Советском Союзе, хотя о кровопролитных сражениях на Восточном фронте, конечно, знали. Тогда никакой холодной войны не было. Хотя мы говорили на разных языках, встреча была очень союзная , дружелюбная, все хлопали друг друга по плечам, улыбались. Никаких серьезных переговоров не было. Я опять переводил. Нас накормили, здорово напоили, мы в гостях переночевали. На утро у меня сильно болела голова. А на следующий день мы вернулись обратно в расположение своих частей. Недели через две в Лейпциге прошла небольшая церемония с участием советских и американских частей, парад. Американские и советские генералы наградили друг друга.

Рядовые бойцы обменивались чем-нибудь на память?

Белоусович: Да, все хотели сохранить какие-то сувениры. Нас интересовали звездочки с пилоток с серпом и молотом. Но главное, со мной остались память и фотографии. Пленку позже проявили у нас в командовании и, к моему удивлению, и негативы, и снимки вернули мне. Через две недели война в Европе завершилась. Наша часть некоторое время организовывала движение мигрантов, шедших пешком на Запад. А через два-три месяца нас переправили в тыл, вернули домой, и все закончилось.

И о том, как встреча на Эльбе напоминала о себе спустя десятилетия

Как сложилась ваша судьба в послевоенные годы? Бывали в СССР после войны?

Белоусович: Я продолжил учебу в Калифорнийском университете, где познакомился со своей женой. Она была полька, после войны переехала к тете в Америку. Забавно, что она написала письмо своей тетке в Сан-Франциско, даже не зная ее адреса, а указав лишь город. Тем не менее письмо дошло, и они связались. Потом я перебрался в Университет Джорджтауна в Вашингтоне, где год трудился над новым изданием русско-американского словаря военной терминологии. Несколько лет работал в советском отделе библиотеки конгресса, а затем перешел в советский аналитический отдел в госдепартаменте. Мы занимались в основном тем, что пытались понять, что происходит в СССР.

В Советский Союз я в первый раз ненадолго приехал в 1972 году, а четыре года спустя отправился работать первым секретарем политического отдела в посольство США в Москве. Провел там два года. Я знакомился с диссидентами, которые цапались с властью, вели себя независимо. С тех пор у меня осталось много их картин. (Показывает висящие на стенах гостиной работы художника-нонконформиста Дмитрия Плавинского.) Наверное, таким поведением я мог раздражать КГБ.

Однажды в Москве у здания, где проживали иностранные корреспонденты, ко мне подошли три молодых человека угрожающего вида. В то время советские евреи сталкивались с трудностями при попытках эмигрировать, а еврейские общины в США, пытаясь поддержать их, вели себя очень агрессивно, преследовали советских дипломатов и даже стреляли по их окнам, особенно в Нью-Йорке. Конечно, так себя вести не полагалось.

Молодые люди дали понять, что если это будет продолжаться, то и американские дипломаты в Москве могут пострадать. И под конец один из них сказал: Все-таки жаль, что наши отношения дошли до такой точки. Ведь было время, когда мы вместе воевали союзниками в Германии . И, помедлив, добавил: И даже встретились на реке Эльбе . В тот момент я с удивлением понял, что обо мне знали и помнили.

Спустя годы был другой случай. На один из юбилеев Победы нам дали возможность посмотреть музей КГБ. Нас встретил молодой человек с прекрасным английским, бывший нашим гидом. Среди прочего я увидел экспонаты одного из шпионских скандалов, разразившегося в тот период, когда я был в Москве. Одна из сотрудниц нашего посольства (Марта Петерсон. - Авт.), которую я считал простой секретаршей, была сотрудником ЦРУ. Ее поймали, когда она оставляла секретное сообщение в куске угля у моста через реку в Москве (Краснолужский мост. - Авт.). Гид со смехом сказал мне: Вам эта история, должно быть, знакома? Но никаких провокаций против меня никогда не было.

В России ветеранам и памяти о войне уделяют особое внимание, причем помнят и о роли союзников по антигитлеровской коалиции. Вы говорите, что о вашем участии во встрече на Эльбе, судя по всему, хорошо помнили. После войны вас приглашали на встречи с другими участниками тех событий?

Белоусович: Да, я много раз ездил к вам по приглашениям советской, потом российской стороны. Были встречи ветеранов в Москве, я поддерживал отношения с бывшими однополчанами-американцами. Но со временем нас по известным причинам становилось все меньше. Ведь мне уже 93. В Москве я несколько раз встречался с одним сержантом, славным человеком. Прошу прощения, но забыл его фамилию. Он за эти годы стал офицером, а потом и генералом. Когда я приезжал в Москву, он меня водил по городу, все показывал. А несколько лет назад меня пригласили в Объединенный комитет начальников штабов США, где от Пентагона подарили вот эту папку с фотографиями. (Показывает памятную папку со сделанными им фотографиями встречи на Эльбе. - Авт.). А представитель российского министерства обороны вручил вот это. (С улыбкой достает из кладовки пистолет-пулемет Шпагина. - Авт.). Я брал его на встречи с ветеранами-американцами.

Какая репутация этого оружия была у американцев?

Белоусович: (Смеется.) Он очень тяжелый, ничего подобного в американской армии не было. Если бы нам выдавали такое оружие, мы бы протестовали.

Потом в 2010 году я был в Москве на Параде в честь 65-летия Победы, в котором участвовали военные не только из России, но и стран антигитлеровской коалиции - Великобритании, Польши, США, Франции. Потом был прием в Кремле. Президент Владимир Путин подходил к нам, здоровался. Я тоже представился ему, и мы пожали друг другу руки. Жаль, фотоаппарата в этот раз под рукой не было.

На 70-й Парад Победы вас пригласили?

Белоусович: Да. И я обязательно поеду с дочерью!

Вам как ветерану с одной стороны и бывшему дипломату с другой будет интересно узнать, что как раз в эти дни разразился скандал после того, как американский посол в Праге публично раскритиковал президента Чехии Милоша Земана за планы принять приглашение на Парад Победы. В госдепартаменте объясняют это тем, что сейчас не время для нормальных отношений с Россией (англ. business as usual. - Авт.), распространяя это даже на исторические события. Вот и президент Барак Обама отказался ехать в Москву. Правильно ли это?

Белоусович: Может, придет момент, когда Обама поедет. Я здесь, наверное, покритикую не российские, а американские власти. Отношения между нашими странами из-за Украины натянуты. По-моему, Вашингтону не следовало доводить до такой точки, это преувеличено. К сожалению, американцы не знакомы с историей русско-украинских отношений. Зато русские хорошо помнят, что после войны радикально настроенные украинцы наводили контакты с немцами. Да и само происхождение названия Украина от слова окраина подсказывает, что это не совсем полноценное государство. Кроме того, по сравнению с другими советскими республиками, где национальное самосознание и культура сформированы, на Украине этого не было. Поэтому, если там есть много людей, желающих изменить границы и стать гражданами России, то я не вижу здесь угрозы интересам Америки. Да и Крым никогда не был украинским, пока Хрущев своим жестом не решил передать его УССР. Поэтому Киев не должен кричать на каждом углу, что у него вдруг отняли Крым. Он по-настоящему украинским никогда не был. Я надеюсь, что не преувеличиваю. Иными словами, тут американским властям следовало вести себя спокойнее, не превращать это в дипломатический кризис.

Вы упомянули о незнании в США истории отношений между Россией и Украиной. А что с историей Второй мировой войны? Например, американский режиссер Оливер Стоун сетовал, что здесь знают лишь о своем вкладе в победу над фашизмом, но не о подвигах Красной армии. И это подпитывает в сознании идею исключительности США в мире.

Белоусович: Я согласен, у американцев слабо с историей, они не понимают, что и почему происходило. Это не внушает доверия и уважения. В академических кругах изучение истории России и СССР организовано прилично, эта тема появляется во многих исследованиях и книгах. Но во многих школах для простых ребят курсы истории поставлены плохо, особенно в южных штатах. У них нередко отсталые убеждения и взгляды. Или вот пример. (Смеясь, показывает увесистую и красиво оформленную книгу под названием The American Century. - Авт.). Здесь о том, что Америка - первая страна мира. Я показываю из нее две страницы о встрече на Эльбе, где есть сделанные мною фотографии. Но в остальном здесь много пропаганды и хлама.

Кстати, к теме слабых знаний. Когда вы показывали подаренную Пентагоном папку, я обратил внимание, что на обложке написано: Памяти встречи войск США и СССР на Эльбе. 23 апреля 1945 года . Но ведь это произошло 25 апреля. Неужели в Пентагоне перепутали такую дату или просто имели в виду что-то другое?

Белоусович: (С удивлением смеется). Надо же, действительно, не замечал. Нет, встреча была 25 апреля. Наверное, ошибка.

На разных мероприятиях в Вашингтоне мне приходилось слышать от местных политиков, что США победили во Второй мировой войне, а о роли союзников, особенно СССР, зачастую ни слова. Любопытно, что вы упомянули о южных штатах, поскольку такую трактовку, например, давал сенатор, а теперь и кандидат в президенты Тед Круз, выходец из южного Техаса.

Белоусович: Да, такая тенденция есть. Я помню, что раньше в программах на телевидении рассказывали о войне на Восточном фронте, в СССР. В последнее время тоже постоянно появляются новые фильмы, но этого угла в них нет. Мне хотелось бы, чтобы о роли советских солдат говорили больше.

Боевую лошадь обменяли на Виллис

Рассекречены новые документы о встрече на Эльбе

Александр Емельяненков

Маршал Советского Союза Иван Степанович Конев (2 слева) и генерал армии Иван Ефимович Петров (слева) беседуют с американским генералом Омаром Брэдли (справа). Фото: РИА Новости www.ria.ru

На интернет-портале Министерства обороны России в открытый доступ выложены документы с грифами Особо секретно , ШИФРОМ , Снятие копий запрещается . Спустя 70 лет они приоткрывают неизвестные подробности известных событий.

За годы войны маршал Советского Союза Жуков издал множество приказов - и в этом, высшем для себя воинском звании, и когда еще был генералом. Но приказ, подписанный им и членом Военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенантом Телегиным, особенный. 24 апреля 1945 года, исполняя директиву Ставки Верховного Главнокомандующего, они инструктировали подчиненные части, как вести себя при встречах с союзниками.

Установить совместно разграничительную линию , следует из первого же пункта, но никаких сведений о наших планах и боевых задачах наших войск никому не сообщать . И дальше - столь же строго: Инициативу в организации дружеских встреч на себя не брать… При желании американских или английских войск организовать торжественную или дружескую встречу с нашими войсками от этого не отказываться и высылать своих представителей . В следующем пункте еще одна симптоматичная оговорка: Прием этих представителей в рабочих помещениях штабов не производить, а иметь для этой цели специально подготовленные помещения… .

Союзники. Материалы Минобороны (формат PDF).

Эти и другие не придуманные подробности тех исторических событий несут в себе документы, долгие десятилетия хранившиеся под грифом секретно. А в канун 70-летия Победы военные историки и сотрудники Центрального архива Минбороны России отобрали наиболее важные и выразительные, перевели в цифровой формат и разместили на интернет-портале минобороны в разделе Победный май .

Эта цифровая коллекция названа Союзники. Документы свидетельствуют , в ней более 240 страниц уникальных исторических материалов. Первая часть посвящена исторической встрече Красной Армии и союзнических сил на Эльбе.

Вот, к примеру, как отражено это в журнале боевых действий 58-й гвардейской Красноградской, Пражской, ордена Ленина и ордена Суворова краснознаменной стрелковой дивизии: Дивизия мелкими группами вела разведпоиски на западном берегу р. Эльба и в 13:30 20 апреля 1945 года впервые в Красной Армии встретилась с войсками союзников (американцами) в районе города Торгау .

Пожалуй, еще более интересно донесение начальника политуправления 1-го Украинского фронта своим кураторам в ГлавПУР с подобным изложением того, как проходила встреча маршала Ивана Конева со своим американским визави генералом Брэдли, командующем 12-й армейской группы. Тогда в местечке Лебуза, это 40 километров северо-восточнее Торгау, после совместного обеда и концерта маршал Конев подарил американскому генералу Брэдли знамя с надписью От воинов 1-го Украинского фронта и боевую лошадь. А Брэдли, в свою очередь, одарил Конева автомобилем Виллис , вручил свое знамя и американский автомат…

Во второй части оцифрованной архивной коллекции содержатся документы, раскрывающие взаимодействие СССР с англо-американскими союзниками в сфере экономики и политики. В том числе представлены новые документы по ленд-лизу и, в частности, по северным конвоям.

Как сообщили РГ в Управлении информации и пресс-службы Минобороны, в ближайшее время рубрика Союзники информационного ресурса Победный май пополнится новыми документами о национальных формированиях в составе Красной Армии.

Автор Игорь Дунаевский

Источники: http://flot.com/publications/books/shelf/oceanshield/3.htm, http://topwar.ru/73883-a-ved-my-byli-soyuznikami.html






Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Сумма: код подтверждения