Танки Т 80 И Т 90



танки т 80 и т 90

(Солдат удачи. — 1999. — № 1)

В свое время нам довелось участвовать в государственных испытаниях танков Т-80У, Т-90 и танка, который после распада Советского Союза получил название Т-84 и стал для нас зарубежным. Поэтому, прочитав статью С. Рощина «Танк, который ждали» (Солдат удачи. 1998. № 8), посвященную украинскому Т-84, были удивлены некоторыми неточностями и некорректностью оценок и решили высказать свое мнение о машинах, которые, как выразился автор упомянутой статьи, «мы не только ждали, но и давали им путевку в жизнь».

Для того чтобы расставить акценты, следует обратиться к истории создания Т-84 и в основном к такой его характеристике, как подвижность, поскольку именно в этой области следует искать конструктивные отличия украинского танка от отечественного Т-80У и его модификаций.

Первым советским танком второго послевоенного поколения (три члена экипажа, механизм заряжания пушки) является Т-64, разработанный харьковским КБ имени А. Морозова (ХК.БМ).

Он имел высокие основные боевые свойства, в нем удачно сочетались объемно-массовые характеристики и компоновочные решения. Однако, обладая известными преимуществами, машины семейства Т-64, на которых применялся двухтактный дизель 5ТДФ мощностью 700 л.с. имели и ряд недостатков, основные из которых заключались в низкой надежности ходовой части и сложности эксплуатации силовой установки.

В целях их устранения было принято решение о разработке усовершенствованного танка Т-64А с двумя вариантами моторно-трансмиссионного отделения — с четырехтактным дизелем и газотурбинным двигателем (ГТД). Работы по этим направлениям поручили соответственно КБ Уралвагонзавода и СКВ при ленинградском Кировском заводе. Танк Т-64А, оснащенный в отличие от своего предшественника 125-мм гладкоствольной пушкой, стал первым серийным отечественным танком третьего поколения.

В ходе усовершенствования машины были внесены изменения в конструкцию ходовой части, а КБ Уралвагонзавода перекомпановало также и боевое отделение, заменив электрогидравлический механизм заряжания на электромеханический автомат. В результате на вооружение поступили Т-72 и Т-80.

Таким образом, с конца 70-х развитие советского танкостроения протекало по трем направлениям и на вооружение армии Советского Союза стали принимать танки третьего поколения трех марок. Первый из них — Т-64А и его модификации (серийное производство которых продолжалось до 1987 года). Второй — Т-72, шасси которого имело оригинальную шестикатковую ходовую часть, моторно-трансмиссионное отделение с двигателем В-46 (семейство двигателей типа В-2) мощностью 780 л.с. и БКП, аналогичными БКП танков Т-64. Третий — Т-80, шасси которого также имело оригинальную шестикатковую ходовую часть и моторно-трансмиссионное отделение с ГТД-1000Т мощностью 1000 л.с. и планетарные БКП с четырьмя Передачами переднего хода и одной передачей заднего.

В дальнейшем все варианты танков семейств Т-64, Т-72 и Т-80 имели аналогичные защиту и вооружение, однако задача сохранения требуемого уровня подвижности с ростом массы защитных устройств продолжала решаться на базе использования трех вариантов конструкции силовых установок. Следует отметить, что наиболее удачным вариантом мог бы стать четырехтактный турбопоршневой дизель мощностью 1000-1100 л.с.

Дело в том, что особенности рабочих циклов двухтактного дизеля и ГТД порождают многие недостатки в их эксплуатации. Это и особые требования к условиям пуска двухтактного дизеля, и чрезмерный расход топлива ГТД, одинаково недопустимые для военной техники. Тем не менее в 1985 году появился Т-80У массой 46 т с ГТД-1250 мощностью 1250 л.с. и Т-80УД с двухтактным дизелем 6ТД мощностью 1000 л.с. который прорабатывался ХКБМ и испытывался в составе танка Т-64 для установки на его принятые на вооружение модификации.

Результатом дальнейшей модернизации Т-80УД, начавшейся еще во времена Советского Союза, а закончившейся после его распада, стал танк Т-84. Он отличается от Т-80УД более мощным двигателем 6ТД-2 (мощность 1200 л.с.) и наличием комплекса оптико-электронного подавления «Штора-1», вспомогательного газотурбинного энергоагрегата (для питания энергосистем танка без работы основного двигателя), тепловизионного прицела в системе управления огнем.

Как и всякий другой, танк Т-84 имеет достоинства и недостатки. Обладая теми же характеристиками огневой мощи и защищенности, что и Т-80У, машина высокодинамична, легкоуправляема, с высокой средней скоростью в различных условиях. Мощный двигатель позволяет ей двигаться и маневрировать с меньшим переключением передач, чем, например, у танка Т-90, что значительно облегчает условия работы механика-водителя. К. тому же расход топлива по сравнению с Т-80У снизился на 22—25 % (в аналогичных условиях).

Сергей Рощин сравнивает Т-80 с газотурбинным двигателем с танком Т-80УД (предшественником Т-84) по запасу хода и, к сожалению, приводит неверные данные. У Т-80, Т-80УД и Т-90 соотношение расходов топлива при равных условиях движения составляет 1,8:1,4:1,0. При движении по типовой бетонной испытательной трассе расход топлива двигателями этих машин на 1 км пути составляет 4,6:3,6:2,6 л соответственно, причем по запасу хода на одной заправке преимущество (и весьма немалое) имеет Т-90.

В приведенном автором примере соотношение расхода топлива танков Т-80 и Т-80УД составляет 2. 1, что весьма возможно, если эти данные получены для различных условий испытаний. Следует заметить, что расход топлива помимо условий движения во многом зависит от квалификации водителей. Так, во время испытаний двух Т-90 по запасу хода на одной заправке в одно и то же время, на одной и той же трассе одна машина прошла 728 км, а другая 565 км.

Дабы исключить возможный субъективизм в оценках, рассмотрим особенности конструкции танка Т-84. Прежде всего с установкой на эту машину Т-84 оппозитного двухтактного двигателя 6ТД-2 для нее стали характерны недостатки Т-64 и Т-80УД, влияющие на боевые и эксплуатационные возможности. Оппозитный двигатель (6ТД и 6ТД-2) в условиях низких температур окружающего воздуха, как отмечалось в ходе испытаний, имеет неудовлетворительные пусковые характеристики, обусловленные особенностями рабочего цикла. Затруднен его запуск без применения дополнительных средств даже при положительной температуре окружающего воздуха, а установленные на двигатель системы дозированного масловпрыска и автономного факельного подогрева не всегда эффективны, влекут дополнительный расход ГСМ, особенно масла двигателя. Основным видом пуска оппозитного двигателя служит не воздушный, как у двигателей В-46, В-84 танков Т-72 и Т-90, а электрический пуск, более энергоемкий и менее надежный в эксплуатации.

Серьезные ограничения по температурному режиму работы двигателя введены для эксплуатации танка в условиях высоких температур окружающего воздуха, что значительно усложняет его применение в летних условиях. Установленная на Т-84 безвентиляторная эжекционная система охлаждения имеет, по моему мнению, ограниченные возможности для дальнейшего форсирования двигателя и не обеспечивает нормальный температурный режим его работы (даже 1000-сильного) при температуре окружающего воздуха выше 25—30°С на всех скоростных и нагрузочных режимах.

Следует иметь в виду, что двухтактный дизель имеет значительно большие по сравнению с четырехтактным потери мощности в объектовых условиях (сказывается особая чувствительность к сопротивлению на впуске и противодавлению на выпуске). Эти потери еще больше увеличиваются в условиях высокогорья из-за разреженности воздуха. По этой же причине в конструкцию двигателя для исключения его перегрева вводится ограничение подачи топлива в условиях высокогорья.

Не до конца решена (на наш взгляд) для Т-84 и проблема очистки воздуха, питающего двигатель. На харьковских машинах, оснащенных двухтактными дизелями, традиционно применяются бескассетные инерционные воздухоочистители циклонного типа, призванные обеспечить минимально возможное сопротивление во впускном тракте. В процессе длительной эксплуатации Т-64 и Т-80УД было выявлено, что двигатели танков часто выходят из строя из-за пылевого износа деталей цилиндропоршневой группы. Для устранения этого недостатка на машинах установили предварительную систему очистки воздуха и датчики пылевого износа, но это не дало большого эффекта. Специалистам предстоит продолжить поиск новых конструкторских решений, обеспечивающих надежную работу системы очистки воздуха для двигателя этого типа, в том числе за счет установки дополнительных кассет. Однако при сверхплотной компоновке моторно-трансмиссионного отделения это крайне сложная задача.

Проблема очистки воздуха для постоянно увеличивающихся в мощности двигателей становится все более актуальной не только для украинского танка. Недавно с нею столкнулись и американские конструкторы. Так, в журнале «Armor» (1994. №1) была опубликована статья, содержащая довольно любопытные данные. Ее автор, служивший в роте американских танков М1 и М1А1, сообщает, что в ходе проведения операций «Щит пустыни» и «Буря в пустыне» в начале наземной фазы войны из 14 танков вышли из строя из-за неполадок в двигателях 4 машины (и это после дождя, когда песок и пыль не поднимаются в воздух). Аналогичные ситуации возникали в момент перебазирования танковой бригады из Ирака в Саудовскую Аравию после окончания боевых действий. За три дня передвижения рота «потеряла» 6 танков из-за выхода из строя двигателей, батальон — 16 машин, а бригада (в составе трех батальонов) — 60.

Для российского Т-80У проблему очистки воздуха для двигателя удалось решить оригинальным способом — путем установки воздухозаборного устройства (ВЗУ). Это позволило забирать воздух для питания двигателя с высоты до 3 м, где пыли значительно меньше, чем на уровне крыши моторно-трансмиссионного отделения, откуда воздух поступал в воздухоочиститель ранее. Оригинальность данного решения в том, что с установкой ВЗУ Т-80У стал способен самостоятельно без подготовки преодолевать водные преграды глубиной до 1,8 м вброд (а таких большинство), что значительно расширило его тактические возможности.

Следует добавить, что из современных отечественных танков, наиболее приспособленных к условиям высоких и низких температур, большой запыленности и прочим отклонениям внешних условий от нормальных, являются машины семейства Т-72, в том числе их последняя модификация Т-90. Остается только удивляться, как в пустыне при температуре окружающего воздуха 40—45°С в тени, по трассе, покрытой 10-сантиметровым слоем пыли, где во время движения от танка видны лишь передние грязевые щитки и пушка, а шлейф пыли за машиной поднимается метров на 300, Т-90 практически ежедневно выдерживали пробег в объеме 350—500 км со средней скоростью 35—42 км/ч. При этом все проблемы испытателей сводились к тому, чтобы периодически заправлять машину топливом (причем любым, практически всем, что горит), через 1000—1200 км пробега промывать кассеты воздухоочистителя и через 2—2,5 ч движения менять респираторы у экипажа. Об уровне трудностей тех испытаний говорит тот факт, что при снятии после пробега пылезащитных очков глаза испытателей все равно были полны пыли. А каково же приходилось системам танка, если учесть, что люди выжимали из машин все, что могли? Нужно сказать большое спасибо тем, кто разработал танк Т-90 и сделал его таким неприхотливым. Мы вправе гордиться нашими отечественными машинами, как бы ни пытался кто-то принизить их достоинства и всячески раздуть недостатки.

Подводя итоги, можно сказать, что в общем Т-84 — это прекрасная машина, но в ограниченных условиях эксплуатации. При устранении недостатков, характерных для силовой установки, она сможет успешно конкурировать на мировом рынке. Но это уже будет танк нашей мечты, и достичь ее очень трудно.

(Военные знания №9 за 1994 год)

Проблема сравнения боевых качеств военной техники и выбора наилучшего образца очень сложна и многогранна, ведь при этом приходится учитывать огромное множество параметров. Мощные ЭВМ по специально созданным программам многократно проигрывают дуэльные ситуации, чтобы ответить на вопрос: какая же боевая машина лучше. Но, как известно, лучшая проверка теории — практика. Естественно, наиболее верный ответ на все возникающие вопросы дает реальный бой. Однако устраивать настоящую войну для выбора того или иного образца вооружения невозможно. Поэтому близкие к истине выводы можно сделать в ходе сравнительных испытаний. Наиболее часто к этому методу прибегают покупатели оружия, покупают ли они его у собственных производителей или за рубежом, для выбора наиболее приемлемого образца.

К сожалению, и испытания не всегда дают однозначный ответ, потому что в решение всегда вторгаются субъективные факторы в качестве личного мнения того или иного эксперта, промышленной группы, политического руководства. В этой связи достаточно вспомнить историю попыток создания “единого танка НАТО”. Ввиду различных подходов к концепции основного танка и конкурентной борьбы, специалистам США, Великобритании, ФРГ и Франции так и не удалось на протяжении последних 40 лет (с 1956 г.) выбрать из создаваемых национальных образцов “единый танк”. И субъективизм экспертов вполне понятен: они испытывают давление, как со стороны правительства своей страны, так и представителей ВПК, равно заинтересованных в производстве военной техники, особенно на экспорт. В результате все заключаемые соглашения по конкурсной разработке танков разрывались, и все промышленно развитые страны имеют на вооружении национальные танки. В бывшем СССР от проблемы выбора наилучшего образца в 70-е годы вообще устранились и в итоге Российская армия получила в наследство сразу три основных танка: Т-64, Т-72 и Т-80.

Таким образом, проблема сравнения существует достаточно давно и, к сожалению, “любое сравнение хромает”. Очередное тому подтверждение — недавний выбор Швецией для своих вооруженных сил танка “Леопард-2”. Для нас это имеет значение прежде всего потому, что в конкурсе помимо западных образцов участвовал российский Т-80У, для чего шведы закупили два образца. Излишне напоминать, как была заинтересована танкостроительная промышленность России, продукцию которой почти не оплачивает государство, получить выгодный контракт в конвертируемой валюте.

Но шведы выбрали “Леопард”, и невольно встает вопрос: значит ли это что российский танк объективно хуже немецкого? Что ж, попробуем на него ответить.

Итак, что характеризует танк, как боевую машину? Ответ лежит на поверхности — в первую очередь это: огневая мощь, защищенность, подвижность. Кроме того, необходимо учитывать еще некоторые факторы: эргономичность машины, удобство и простоту обслуживания, приспособленность к массовому производству и т. д.

Вероятно, будет правильным утверждение, что по своей огневой мощи Т-80У нисколько не уступает “Леопарду-2”. Состав комплекса вооружения у обеих машин одинаков: гладкоствольная пушка, спаренный и зенитный пулеметы, дымовые гранатометы. Состав и функции систем управления огнем также почти одинаковы: лазерный дневной прицел-дальномер, ночной тепловизионный прицел, дублирующие прицельные комплексы командиров танков, баллистические вычислители с необходимыми датчиками, элекгрогидравлические стабилизаторы вооружения в 2-х плоскостях.

Конструкция и характеристики танковых пушек также равноценны. И 120-мм пушка RhL44, и 125-мм 2А46М имеют теплозащитные кожухи, быстроразъемные соединения ствола и казенника, симметричные тормоза отката и клиновые полуавтоматические затворы. Максимальная дульная энергия также одинакова: 93,16 МДж у 2А46М и 92,18 МДж у RhL44, соответственно обеспечивается и сопоставимая начальная скорость

бронебойно-подкалиберных снарядов (БПС): 1715 м/с и 1600 м/с. Бронепробиваемость немецкого БПС типа ДМ43 составляет порядка 450 мм с 2000 м, но и новый российский экспортный БПС типа БМ32 пробивает до 500 мм с 2000 м.

Одинаково хороши прицельные комплексы: и EMES15 “Леопарда-2” и 1Г46Т-80У имеют близкие характеристики. При максимальном увеличении 12 крат поле зрения в 5 стабилизировано в 2 плоскостях, а лазерные дальномеры обеспечивают быстрое и качественное измерение дальности до цели на реальных дистанциях боя с точностью +10 м.

Более того, в плане огневой мощи Т-80У имеет ряд преимуществ — это более широкая номенклатура используемых боеприпасов и наличие комплекса управляемого вооружения. Как известно, все попытки на Западе создать приемлемую танковую управляемую ракету (например “Шилелла” или “Акра”) пока окончились неудачей. Введение же ТУР в боекомплект Т-80У существенно повышает его возможности по борьбе с важными, особенно малоразмерными, целями на дальности до 5000 м. Есть, однако, и свои нюансы, связанные с ростом танковой защиты. Попадание ракеты с кумулятивной боевой частью бронепробиваемостью порядка 700 мм уже не столь опасно современным танкам. На подходе и системы активной защиты, способные очень эффективно уничтожать медленно летящие управляемые ракеты. В то же время, жесткие ограничения по калибру и длине ракеты затрудняют ее совершенствование.

Наконец, Т-80У имеет автомат заряжания (A3) с 28 снарядами в конвейере, который обеспечивает скорострельность порядка 7-8 выстрелов в минуту. У “Леопарда-2”, несмотря на давно ведущиеся работы, A3 пока нет, а боекомплект первой очереди, расположенный в кормовой нише башни — всего 15 выстрелов. И в этом вновь проявляется различный подход к созданию боевых машин. Признавая преимущества A3, западные эксперты, однако, указывают на определенные недостатки A3 с конвейером в корпусе. Во-первых, такое размещение боекомплекта не позволяет обеспечить экипажу эргономические условия, соответствующие западным стандартам, во-вторых, несмотря на размещение боекомплекта в наименее поражаемой зоне, его невозможно изолировать от экипажа, как это сделано на “Леопарде-2”. И здесь мы вплотную подходим к проблеме защищенности, к взаимосвязанному клубку проблем, еще более красноречиво характеризующим различие школ танкостроения в СССР (России) и на Западе. Для лучшего их понимания необходимо вернуться немного назад.

В начале 60-х годов, когда проблема защиты от массовых кумулятивных средств встала в полный рост, СССР и НАТО решили ее различными путями. В любом случае, даже при использовании комбинированной брони, для усиления защиты требовалось увеличить ее массу. При постоянном забронированном объеме придется увеличить массу танка. При ограничении массы машины необходимо уменьшить забронированный объем.

В СССР был создан Т-64, забронированный объем которого по сравнению с Т-55 был уменьшен в среднем на 15%, а масса сохранилась на уровне 36 т. На Западе же, при сохранении большого объема боевого отделения, масса основных танков стремительно перешагнула 50-, а затем и 55-тонный рубеж. Допустив, что при наличии двигателя соответствующей мощности танк может весить и 60 т, западные конструкторы получили большие возможности по совершенствованию защиты и улучшению условий для экипажа. Жесткие весовые ограничения в СССР ограничивали и выбор средств защиты, связанных с тяжелой броней. Впрочем, как это обычно бывает, истина лежит посередине. В последние годы масса советских танков вплотную приблизилась к 50-тонному рубежу за счет усиления защиты, а на Западе появился первый серийный танк с A3 — АМХ-48 “Леклерк”.

Вот почему сравнивать защищенность Т-80У и “Леопарда-2” очень сложно из-за различных концептуальных подходов к ее обеспечению. Коэффициент защищенности, отношение массы машины к забронированному объему, выше, естественно у Т-80. Сравнить же эквивалентную толщину брони не представляется возможным, как вследствие отсутствия точных данных, так и их относительности. Точный ответ могла бы дать лишь дуэль. Хотя, не исключено, что последняя модификация “Леопарда” несет более мощную защиту, обеспечивая эквивалент около 1000 мм от кумулятивных боевых частей и 700 мм от бронебойно-подкалиберных снарядов. Но “Леопард-2” на 200 мм выше, на 100 мм шире и почти на 10 т тяжелее Т-80У. Это и есть плата за тяжелую броню.

От ОМП машины защищены равноценно, обе имеют ФВУ и противорадиационные материалы в защите. И Т- 80У, и “Леопард-2” оснащены быстродействующей автоматической системой НПО, дымовыми гранатометами, окрашены специальными красителями. Преимущество “Леопарда” заметнее в лучшей живучести машины при поражении брони, т.к. боекомплект, топливо, быстровозгорающиеся жидкости изолированы от экипажа. Боеукладка снабжена вышибными пластинами, выводящими энергию взрыва наружу. Осуществить подобную защиту при кольцевом конвейере в корпусе как у Т-80У технически довольно сложно. Поэтому если “Леопард-2” получит в будущем A3, то он будет расположен в кормовой нише башни, хотя такая компоновка и обладает рядом недостатков.

Платой за броню, как говорилось выше, является большая масса машины: у серийного “Леопарда-2” — более 55т, усовершенствованного — 62 т, Т-80У весит всего 46 т. Усилиями конструкторов и “Леопарду”, и Т-80 обеспечена удельная мощность 27,2 л. с. /т и примерно равное среднее удельное давление на грунт: 0,85 кг/см2 и 0,925 кг/см2 соответственно. Но большая масса всегда создает дополнительные трудности, связанные с грузоподъемностью мостов, морских транспортов, железнодорожных платформ, трейлеров. Для “Леопарда” потребовалось создание специальной БРЭМ из-за возросшего тягового усилия при вытаскивании и буксировке, большого веса агрегатов танка.

Серьезно отличаются машины и силовой установкой. По существу, выбор здесь приходится делать не между “Леопардом-2” и Т-80У, не между МВ873Ка501 и ГТД-1250, а между дизельным и газотурбинным двигателями. Спор этот неокончен ни у нас, ни в США, где для перспективных танков предлагаются дизельные двигатели вместо ACT-1500 на танке Ml “Абраме”.

Свои преимущества и недостатки имеются у каждого из двигателей. ГТД-1250 танка Т-80У не требует в холодное время разогрева перед запуском, в нем отсутствуют детали с возвратно-поступательным движением, габариты двигателя значительно меньше, чем у дизеля равной мощности, и, соответственно, выше габаритная мощность: 1200 л. с./м3 у ГТД-1250 против 406 л. с./м' у МВ873Ка501. ГТД проще компонуется в танке, не требует водяного охлаждения, намного легче обеспечить его многотопливность. ГТД не глохнет при увеличенном сопротивлении движению и не может запуститься в обратную сторону при скатывании машины назад. Наконец, масса ГТД-1250 всего 1050 кг, в то время как у МВ873Ка501 — 2590 кг.

Но для ГТД требуется очень высокая степень очистки поступающего воздуха, что заставляет устанавливать сложный и большой воздухоочиститель, а при большой запыленности иногда ставить на входные жалюзи трубы ОПВТ, забирающие воздух над пылевым облаком. Не терпит ГТД и противодавления на выпуске, что усложняет и утяжеляет конструкцию ОПВТ, требуя специальной выхлопной трубы. Запуск ГТД возможен только от аккумуляторов, тогда как дизель запускается и сжатым воздухом, и просто с буксира. Наконец, любой дизель, в том числе и МВ873Ка501, намного экономичнее.

Невысокая экономичность ГТД и есть главный аргумент его противников. Кстати, “дизелисты” вроде бы победили и у нас: основным танком для ВС России выбран Т-90 с 4-тактным дизельным двигателем.

Определенные преимущества имеет и гидромеханическая трансмиссия танка “Леопард-2”, автоматически выбирающая необходимую передачу вне зависимости от квалификации механика-водителя.

Таким образом, Т-80У и “Леопард-2” практически равноценные машины, а преимущество той или другой модели зависит скорее от экспертных оценок, подходов к танкостроению. На решение правительства Швеции повлияли, видимо, не столько технические, сколько политико-экономические соображения. К тому же, западным военным трудно принять нашу концепцию танкостроения. С другой стороны, вызывает сожаление тот факт, что русские танки перестали быть однозначно лучшими в мире, как это было до 70-х годов. НАТО совершило большой рывок вперед в танкостроении на рубеже 80-х годов, приняв на вооружение Ml “Абраме” и “Леопард-2”. Вызывает опасение и тот факт, что при нынешнем состоянии экономики и финансировании НИОКР, мы можем совсем отстать в танкостроении, тоща как требуется создать качественно новую, революционную машину, подобно Т-34 и Т-64. Танк XXI века пока не построен ни одной страной мира и очень хотелось бы, чтобы первенствовала здесь Россия.

Источники: http://armor.kiev.ua/Tanks/Modern/T84/T84_1.php, http://armor.kiev.ua/Tanks/Modern/T80/T80vsLeopard.php






Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением