Н6 В Отношении Дочерней Компании



н6 в отношении дочерней компании

Server Error in '/' Application.

Runtime Error

Description: An application error occurred on the server. The current custom error settings for this application prevent the details of the application error from being viewed remotely (for security reasons). It could, however, be viewed by browsers running on the local server machine.

Details: To enable the details of this specific error message to be viewable on remote machines, please create a customErrors tag within a web.config configuration file located in the root directory of the current web application. This customErrors tag should then have its mode attribute set to Off .

Notes: The current error page you are seeing can be replaced by a custom error page by modifying the defaultRedirect attribute of the application#39 s customErrors configuration tag to point to a custom error page URL.

Совершенствование организационно-экономических отношений функционирования дочерних предприятий в структуре крупных акционерных обществ

Становление корпоративных структур в России сопровождалось обособлением действующих производств, структурных подразделений крупных предприятий путем изменения статуса и преобразования их в самостоятельные бизнес-единицы - дочерние компании. Понятие дочерняя компания отражает отношения подконтрольности, экономической субординации и зависимости одного хозяйствующего субъекта от другого (материнской компании). Важно отметить, что при этом дочерняя компания рассматривается как самостоятельный субъект права, и в отношениях с другими хозяйствующими субъектами выступает формально самостоятельно.

Организация производства на основе формирования бизнес-единиц с высокой степенью самостоятельности давно реализуется крупнейшими зарубежными компаниями. Однако анализ отечественного и зарубежного опыта формирования и функционирования дочерних структур свидетельствует об отсутствии общепринятого единого критерия экономической зависимости и механизмов их реализации.

Существующие сегодня в России организационные, экономические и правовые основы функционирования дочерних предприятий в структуре крупных АО не позволяют использовать резервы повышения эффективности производства на базе формирования самостоятельных хозяйствующих субъектов, которые способствуют повышению гибкости, адаптивности и надежности крупных интегрированных структур в условиях рынка.

В связи с вышесказанным, целесообразно рассмотреть эти основы подробнее. Начнем с вопросов правового обеспечения функционирования дочерних обществ. Понятие основного (материнского) общества и дочерних обществ раскрывается в ст. 105 ГК. ст. 6 Закона Об обществах с ограниченной ответственностью и ст. 6 Закона Об акционерных обществах .

Согласно ст. 6 ФЗ Об акционерных обществах дочерним акционерным обществом признается общество, по отношению к которому, другое (основное) хозяйственное общество (товарищество) в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые этим обществом. Таким образом, закон устанавливает несколько возможных вариантов экономического контроля основного общества над дочерним:
  1. Преобладающее участие в уставном капитале, которое не обязательно должно превышать 50% голосующих акций (долей участия) в уставном капитале общества. При многочисленности акционеров или участников и распыленности контрольного пакета требуется значительно меньшее число голосов, чтобы добиться подавляющего влияния. Эта форма экономического контроля реализуется посредством участия основного АО в органах управления дочернего: общих собраниях акционеров, советах директоров.
  2. Наличие заключенного договора, согласно которому одно общество вынуждено подчиниться другому. Это может быть договор кредита, ипотеки, залога ценных бумаг, иной имущественный договор.
  3. Наличие иной возможности определять решения общества может выражаться, например, вправе назначать или влиять на назначение определенного числа членов совета директоров, коллегиального исполнительного органа, единоличного исполнительного органа. К таким способам относится распространенная практика, когда генеральный директор основного акционерного общества является председателем совета директоров дочернего. При этом следует иметь в виду требование антимонопольного законодательства о необходимости уведомления о так называемом перекрестном директорате , то есть о назначении одних и тех же физических лиц в органы управления юридических лиц, относящихся к той же группе лиц (ст. 18 Закона О конкуренции ).

Управляющее воздействие основного (преобладающего) общества может заключаться и в распределении функциональных обязанностей смешанного холдинга. Материнская компания, как правило, организует финансовые потоки, осуществляет планирование, правовое, кадровое, информационное обеспечение дочерних обществ, ведет консолидированный бухгалтерский учет, статистическую отчетность, организует маркетинг и сбыт продукции дочерних обществ.

Дочерние общества зачастую не имеют специализированных, структурных подразделений, выполняющих указанные выше функции, и получают такие услуги на основе договоров с основным АО. Поэтому формирование организационно-управленческой структуры основного и дочерних обществ, распределение коммерческих, производственных и технологических задач между ними имеет существенное значение для обеспечения влияния и контроля основного общества 1.

Классическим способом установления контроля в результате функционального распределения обязанностей между основным и дочерними обществами является организация функции сбыта, когда продукция одной организации реализуется через торговую сеть другой. Последняя в этом случае держит рынок , в результате чего превращается в контролирующую. Экономическую независимость теряют также коммерческие организации, работающие исключительно на давальческом сырье. Вопрос управляемости дочерних обществ, входящих в структуру крупных АО, является одним из насущных.

Управление дочерним обществом должно осуществляться основным не непосредственно, а через органы управления дочернего. Между тем многие руководители основных обществ, в памяти которых еще сохранились промышленные объединения социалистического периода, которым свойственен административный характер взаимодействия, стремятся напрямую управлять дочерними обществами, в том числе путем издания приказов по холдингу . Любые решения органов управления основного общества будут иметь рекомендательные значения для дочернего общества, пока эти решения не подтверждены компетентными органами управления дочернего общества. Обеспечить принятие такого решения для основного общества не составит труда, поскольку его представительство в органах управления дочернего общества является решающим.

Следует признать необходимость совершенствования правового механизма, обеспечивающего защиту интересов дочерних организаций. Защищая интересы дочернего общества и его кредиторов, ГК РФ (п. 2 ст. 105) устанавливает два случая ответственности основного общества по долгам дочернего:
  • солидарная ответственность наступает по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение обязательных указаний основного общества, если это основное общество имеет право давать указания дочернему
  • субсидиарная ответственность имеет место, если по вине основного общества наступило банкротство (несостоятельность) дочернего общества.

Важно отметить, что наступление солидарной ответственности по сделкам дочернего общества только в случае наличия в уставе или договоре специальных положений о праве основного общества давать указания дочернему существенно снижает реальные возможности защиты интересов дочернего общества и его акционеров. С целью предотвращения возможной ответственности в ряде случаев основные общества пытаются завуалировать степень своего участия и контроля за деятельностью дочернего. Поэтому в российской предпринимательской практике не получили распространения договоры об управлении между основным и дочерним обществами, как, например, в законодательстве Германии, где между связанными предприятиями заключаются договоры об отчислении прибыли и подчинении.

При привлечении основного общества к субсидиарной ответственности при несостоятельности (банкротстве) дочернего необходимо наличие вины основного общества в форме умысла, когда основное общество использовало имеющиеся у него права в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого наступит несостоятельность дочернего общества или оно понесет убытки (п. 3 ст. 105 ГК РФ, п. 3 ст. 6 Закона Об акционерных обществах ).

Представляется целесообразным установить ответственность основного общества по долгам дочернего, возникшим в результате исполнения указаний основного общества, независимо от закрепления в уставе права основного общества давать такие указания.

В ст. 6 ФЗ Об акционерных обществах зафиксировано, что основное общество (товарищество) считается имеющим право давать дочернему обществу обязательные для последнего указания только в случае, когда это право предусмотрено в договоре с дочерним обществом или в уставе дочернего общества . Согласно той же статьи, общество признается дочерним, когда принимаемые им решения могут определяться основным обществом. И не исключено, разумеется, использование этой нормы для включения в устав дочернего общества и в его договор с основным обществом положений, благоприятствующих произволу последнего.

Из Закона Об акционерных обществах следует исключить вопрос о необходимости прямого умысла (в законе: заведомо зная ) при привлечении основного общества (товарищества) к субсидиарной ответственности по долгам дочернего в случае его несостоятельности (банкротства), а также при возмещении убытков основным обществом (товариществом) по требованию акционеров дочернего общества. В действиях основного общества, может усматриваться иная форма вины в соответствии со ст. 401 ГК РФ.

По мнению специалистов, следует рассмотреть возможность привлечения основного акционерного общества по долгам дочернего при наличии факта косвенного контроля или контроля через третьих лиц. Интересно заметить, что в странах с развитой рыночной экономикой акционерам дочерних обществ наряду с взысканием причиненных убытков предоставляются и другие возможности, например, право обмена (конвертации) своих акций на акции материнской компании.

Основания, размер и порядок привлечения к имущественной ответственности основного общества (товарищества), установленные в действующем законодательстве, не вызывают одобрения со стороны представителей экономической науки. Интересна точка зрения доктора экономических наук, заместителя директора ЦЭМИ РАН Г. Клейнера: В пределе, когда собственник владеет 100% предприятия, он должен нести полную имущественную ответственность за предприятие, иными словами, иметь статус, аналогичный статусу члена полного товарищества 2. Однако член товарищества несет ответственность только по долгам предприятия и не отвечает за результаты его деятельности. По нашему мнению, для подъема промышленного производства в России этого недостаточно. Речь должна идти об ответственности крупного собственника не только по обязательствам предприятия, но и за результативность его деятельности.

В связи с вышеизложенным, законодательство о холдингах в части взаимоотношений головной и дочерней компаний нужно дополнить положениями, более детально регламентирующими права дочерних обществ, для того чтобы дочерние и зависимые общества не только обрели правовую защиту от произвола основного общества, но и могли более полно реализовать право самостоятельного субъекта хозяйствования.

  1. Горбунов А.Р. Дочерние компании. Филиалы. Холдинги. - М. 1999, с. 35.
  2. Клейнер Г. Управление корпоративными предприятиями в переходной экономике. // Вопросы экономики, 1999 г. №8, с. 71.
Оглавление

ФАС возбудит дело против «дочки» «Газпрома»

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) возбуждает дело в отношении дочерней компании «Газпрома» «Сахалин Энерджи Инвестмент Компани Лтд.». Об этом сообщает РБК со ссылкой на заместителя начальника управления контроля ТЭК ФАС Ольгу Куканову.

«Сахалин Энерджи Инвестмент Компани Лтд.» не выполнила предписание рассмотреть заявку «Роснефти» на подключение к трубопроводу проекта «Сахалин-2». По итогам рассмотрения заявки «Сахалин Энерджи» должна заключить договор о предоставлении доступа или отказать, но с соответствующим техническим обоснованием.

«Роснефть» обратилась в компанию «Сахалин Энерджи», которая является оператором нефтегазового проекта «Сахалин-2», с целью подключения к транссахалинской трубопроводной системе и предоставления услуг по транспортировке газа по этому газопроводу. В ответ на обращение «Сахалин Энерджи» фактически отказала в заключении вышеуказанных договоров.

Также «Роснефть» ранее подала иск к компании в арбитражный суд Сахалинской области. Его рассмотрение назначено на 10 сентября.

По мнению «Роснефти», совместное использование мощностей газопровода «Сахалин-2» является наиболее оптимальным решением с позиции эффективной работы двух государственных компаний — «Роснефти» и «Газпрома». В компании также отмечали, что такой подход обеспечивает максимизацию доходов государства от соглашения по разделу продукции (СРП), выполнение социальных и экологических задач региона, исключение необходимости создания избыточных газотранспортных мощностей на Сахалине.

В начале июля губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин заявлял, что газопроводная система проекта «Сахалин-2» может быть использована для поставок газа с проекта «Сахалин-1» для производства СПГ на заводе «Роснефти» и ExxonMobil. Он отметил, что по условиям соглашения о разделе продукции инфраструктура проекта «Сахалин-2» переходит в собственность государства после погашения кредитных обязательств.

Сейчас газотранспортная система находится в залоге у японского JBIC до 2021 года. Если кредит будет погашен ранее, Сахалинская область станет владельцем инфраструктуры, что позволит производителям газа на Сахалине воспользоваться ею наравне с компанией «Сахалин Энерджи».

«Сахалин Энерджи» - оператор проекта «Сахалин-2», пока единственного в РФ действующего проекта по производству СПГ. В рамках проекта осваиваются Пильтун-Астохское и Лунское месторождения сахалинского шельфа, извлекаемые запасы которых оцениваются в 150 миллионов тонн нефти и 500 миллиардов кубометров газа.

Акционеры оператора проекта — компании «Сахалин Энерджи» — «Газпром» (50 процентов), Royal Dutch Shell (27,5 процента), японские Mitsui (12,5 процента) и Mitsubishi (10 процента).

Источники: http://ru.spiba.ru/Portals/4/Documents/Newsletter%2520-%2520Corporate%2520Benefit_Rus.pdf, http://www.cfin.ru/bandurin/article/sbrn08/08.shtml, http://lenta.ru/news//08/14/rosneft1/






Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением