Кто Первый Употребил Слово Робот



кто первый употребил слово робот

Предисловие автора

Научная фантастика приносит весьма своеобразное удовлетворение. Пытаясь представить технологии будущего, можно иногда попасть в точку. В случае если вам удастся прожить достаточно долго, вы можете к своему удовольствию обнаружить, что ваши предсказания оказались вполне обоснованными и верными, а сами вы провозглашены своего рода младшим пророком.

Именно это произошло со мной после выхода в свет рассказов о роботах, таких, например, как вошедший в эту книгу рассказ «Световирши».

Рассказы о роботах я начал писать в 1939 году — мне было тогда девятнадцать лет — и с самого начала представлял их себе в виде созданных инженерами высокоточных механизмов, надежность работы которых гарантировали Три закона роботехники. (Давая им такое название, я оказался первым, кто употребил слово «роботехника» в печатном издании.)

Случилось так, что в действительности роботы не находили применения вплоть до середины 1970-х годов — до создания микрочипов. Только их использование позволило перейти к производству компьютеров, которые были достаточно небольшими по размеру и дешевыми и в то же время обладали потенциалом мощности и универсальности, обеспечивающим возможность надежного контроля за роботами.

В наше время промышленность использует множество механизмов, называемых роботами и управляемых с помощью компьютерных программ. Все чаще и чаще они выполняют простейшие и однообразные операции на сборочных конвейерах: сваривают и паяют, просверливают отверстия, полируют и так далее — и приобретают все более важное значение в экономике. Теперь роботы завоевали признание и стали объектом исследований, а придуманное мною слово «роботехника» стало общеупотребительным наименованием.

Можно не сомневаться, что роботехническая революция только начинается. Используемые в наши дни роботы — не более чем своего рода компьютеризированные рычаги, весьма далекие по своему уровню от тех сложных автоматов, которые способны усвоить Три закона. Так же далеки они и от внешнего облика человека — это еще не те «механические люди», которых я описывал в своих произведениях и которые бесчисленное множество раз появлялись на киноэкранах.

Тем не менее направление движения определено. Вошедшие в употребление примитивные роботы — отнюдь не чудовища Франкенштейна из столь же примитивных произведений научной фантастики. Они не жаждут человеческой гибели (хотя несчастные случаи, связанные с роботами, иногда приводят к смерти людей, равно как и несчастные случаи, связанные с автомобилями или электроприборами). Скорее их можно рассматривать как высокоточные устройства, предназначение которых состоит в избавлении людей от любого рода трудоемких, однообразных и неблагодарных операций, и таким образом с точки зрения намерений и философии они представляют собой первый шаг на пути к роботам, описанным в моих произведениях.

Следующие шаги, предпринятые в указанном мною направлении, призваны привести к дальнейшему прогрессу. Многие фирмы занимаются разработкой «домашних роботов», которые внешне будут напоминать человека и выполнять некоторые обязанности, до сих пор возлагаемые на прислугу.

Все это привело к тому, что я стал пользоваться большим уважением среди всех, кто трудится в области роботехники. В 1985 году вышло в свет энциклопедическое издание «Руководство по промышленной роботехнике», к которому по просьбе редактора я написал предисловие.

Конечно, для того чтобы иметь возможность насладиться точностью своих предсказаний, я должен был прожить достаточно долго. Как я уже говорил, мои первые работы появились в 1939 году, и прошло более сорока лет, прежде чем я смог назвать себя пророком. Мне посчастливилось убедиться в этом только потому, что я рано начал свою литературную деятельность и оказался везучим человеком и у меня нет слов, чтобы выразить, насколько я благодарен за это судьбе.

Фактически свои предсказания относительно будущего роботехники я довел до самого конца в рассказе «Последний вопрос», опубликованном в 1957 году. У меня есть смутное подозрение, что в случае, если человечество выживет, прогресс в этой области будет так или иначе продолжаться. Однако жизнь имеет свои пределы, и у меня нет никакой надежды стать свидетелем развития таких технологий в далеком будущем. Остается довольствоваться тем, что будущие поколения увидят это и (я надеюсь) по достоинству оценят мои достижения в этой области. Мне самому это не суждено.

Но в своем магическом кристалле я ясно увидел не только роботов. В рассказе «Путь марсиан», опубликованном в 1952 году, я очень точно описал прогулку по космосу, хотя в действительности прошло еще целых пятнадцать лет, прежде чем был сделан первый реальный шаг на этом пути. Согласен, что при наличии космических кораблей возможность прогулок по космосу нельзя назвать дерзким предвидением — рано или поздно это бы неизбежно произошло. Однако мне удалось описать весьма необычные, в частности и для меня, психологические аспекты и мышление.

Дело в том, что я законченный акрофоб, испытывающий беспредельный ужас перед высотой, и совершенно убежден, что никогда по собственной воле не ступлю на борт космического корабля. А если каким-то образом меня вынудят сделать это, не в меньшей степени уверен, что ни за что не осмелюсь покинуть корабль и выйти в открытый космос. И несмотря на все это, я сумел отодвинуть в сторону страх и представить себе, что прогулка по космосу способна вызвать восторг. Мои космические путешественники борются за право выхода в космос, чтобы насладиться полетом среди звездного безмолвия. Когда прогулки по космосу стали явью, они действительно вызывали восторженные ощущения.

В рассказе «Чувство силы», опубликованном в 1957 году, я ввел в обращение карманные вычислительные устройства — это произошло примерно за десять лет до того, как они действительно появились. Более того, я высказал предположение, что такие калькуляторы могут в значительной мере снизить способность людей к традиционным арифметическим вычислениям, и в наши дни преподавателей действительно весьма беспокоит эта проблема.

В качестве последнего примера упомяну рассказ «Салли», опубликованный в 1953 году, где я описал компьютеризированные машины, которые достигли такой степени совершенства, что практически жили сами по себе. И в последние несколько лет у нас и в самом деле появились компьютеризированные автомобили, способные разговаривать с водителями, хотя, надо признать, их возможности по-прежнему достаточно скромны.

Однако при том, что научная фантастика предоставляет возможность получить удовлетворение от точности предсказаний, происходят и вещи прямо противоположные. Ни один другой жанр литературы не дает столько поводов для смущения, сколько дает их научная фантастика.

В конце концов, если мы даем точные предсказания, мы с таким же успехом можем и ошибаться, причем зачастую весьма нелепо.

Особенно острое ощущение неловкости испытываешь при переиздании рассказов в сборниках, подобных этому. Когда автор начинает писать в достаточно молодом возрасте, а потом проживает долгую жизнь (как это происходит сейчас со мной), в собрания его сочинений непременно входят произведения, созданные тридцать и даже сорок лет тому назад — вот тогда-то и проявляется великое множество свидетельств помутнения магического кристалла.

Со мной это происходит не так часто, как могло бы, поскольку у меня есть несколько преимуществ. Во-первых, я человек достаточно осведомленный в науке и потому не допускаю ошибок в том, что касается ее основ. Во-вторых, я весьма осторожен в своих предсказаниях и никогда не позволяю себе нарушать научные принципы.

Тем не менее наука постоянно движется вперед, и иногда ее развитие за очень короткий срок приносит самые неожиданные результаты, что делает писателя (в том числе и меня) совершенно беспомощным перед лицом недостоверных «фактов». Мне довелось испытать это в полной мере в связи с циклом повестей, написанных для подростков в 1952—1958 годах.

Роботы сотни лет назад

Впервые слово робот употребил чешский писатель Карел Чапек в пьесе R.U.R. ( Россумские универсальные роботы ). Однако придумал это слово его брат, известный театральный художник Йозеф Чапек. В пьесе R.U.R. действовали искусственные люди, созданные из биологически подобных материалов, и само слово означало искусственный работник .

С тех пор минуло почти сто лет, и слово робот давно вошло в нашу повседневную жизнь. Где только не трудятся роботы: в промышленности и медицине, в космосе и под водой.

Но не надо думать, что роботы-андроиды, копирующие движения тела человека, появились лишь во второй половине двадцатого века. В легендах и преданиях, а также в исторических документах есть сведения о существовании человекоподобных автоматов, называемых некогда автоматиконами, за сотни лет до наших дней. Вот некоторые сведения об этих удивительных артефактах.

Живая голова Альберта Великого

Многие, наверное, слышали стихотворение Иоганна Вольфганга Гёте Ученик чародея , которое основано на средневековом немецком предании о колдуне, заставлявшем работать неодушевлённые предметы. Это предание сложилось под влиянием личности удивительного философа, богослова, алхимика и астролога Альберта Великого (1193—1280), родившегося в Швабии, а затем, после получения образования в Падуе, преподававшего во многих городах Франции и Германии.

Его познания в алхимии, физике, механике и философии были настолько обширны, что современники прозвали его Doctor universalis. Во время пребывания Альберта фон Больштедта (подлинное имя Альберта Великого) в Париже его лекции привлекали такое количество слушателей, что ни одно здание не могло их вместить, и Doctor universalis был вынужден выступать перед слушателями на площади, получившей впоследствии его имя.

Знания Альберта подавляли современников и внушали настоящий ужас. По легенде, он создал голову, которая могла говорить и отвечать на вопросы. Но однажды голова вышла из-под контроля и до того разозлила святого Фому Аквинского, любимого ученика Альберта Великого, своей непрекращающейся болтовнёй, что тот схватил палку и разбил её на множество кусков.

Когда чародей , услышав шум, вбежал в комнату, то всё уже было кончено. На полу лежала груда металла, не подлежавшего восстановлению. Другой попытки создания механического человека Альберт Великий не предпринял, уничтожив, по всей видимости, все расчёты и чертежи своего детища.

Скорее всего, эта история не имеет под собой никаких оснований. Она была впервые опубликована только в восемнадцатом веке и вполне могла быть либо чистым вымыслом, либо неправильным толкованием одного из алхимических текстов Альберта, упоминавших о голове (caput mortuum), что на самом деле относится к одной из фаз алхимического первовещества в делании мастера — остатку, полученному после дистилляции.

Восстание глиняного чудовища

Прошли века, и слух о новом удивительном создании, получившем название Голем, заставил говорить всю Европу. Его творцом был известный учёный-математик, философ и знаток каббалы раввин Йехуда Лёв бен Бецалель, живший в Праге во времена правления императора Рудольфа П. Именно в эти годы Прага, ставшая столицей Священной Римской империи, превратилась в удивительный город, куда съезжались все известные европейские алхимики и учёные.

Известно, что раввин бен Бецалель был не только непререкаемым авторитетом среди соплеменников, но и водил дружбу с такими известными людьми, как астроном Тихо Браге и англичанин Джон Ди, слывший знаменитым магом и предсказателем.

Существует много версий о том, как рабби Лёв создал Голема, который должен был служить своему создателю, а главное, защищать еврейскую общину Праги. Во всех этих легендах общим является следующее: создав глиняного великана, бен Бецалель вложил ему в узкую щель, напоминающую ротовое отверстие, бумагу с заклинанием. После этого великан ожил и стал выполнять приказы хозяина. Правда, в скором времени случилось непредвиденное.

В один отнюдь не прекрасный день, когда рабби Лёв отсутствовал дома, Голем поднял бунт и начал крушить всё вокруг. Говорят, что только появление бен Бецалеля спасло жителей от страшного погрома. Раввин сумел выхватить бумажный свиток изо рта Голема и вставил его задом наперёд. Только после этого великан рухнул и был отнесён на чердак синагоги, где под древними книгами и одеяниями он и покоится по сей день. До сих пор экскурсантов в пражскую Староновую синагогу пускают только на первый этаж. Подниматься на чердак запрещено.

Что самое интересное в этой истории? Вполне возможно, что раввину бен Бецалелю удалось создать гигантского механического робота, действовавшего по заданной программе. Такая программа в виде своеобразной перфокарты вводилась в ротовое отверстие. Ведь совсем не случайно рабби Лёв, для того чтобы урезонить взбунтовавшегося Голема, вставил заветный свиток задом наперёд, то есть остановил её действие.

Критично настроенный читатель, знающий историю техники, скажет, что всё это выдумки, ибо первым, кто использовал перфокарту для механизма, работавшего автоматически, был французский изобретатель Жак де Вокансон. Именно его механический шелкоткацкий станок усовершенствовал Ж.М. Жаккар, открыв тем самым дверь в промышленную революцию.

Но не торопитесь с выводами. Ибо есть ещё одна история, существующая не в виде преданий и легенд, а в виде архивных документов, найденных и обнародованных английским историком Питером Дэнси. Кстати, относится она именно ко временам, когда был создан Голем. Но вот связана эта история уже не с Чехией, а с Россией.

Царёвы прислужники

Упомянутый Питер Дэнси, занимаясь историей взаимоотношений Англии и России времён Ивана Грозного, обнаружил в английских архивах целый пласт документов (письма, дневники и счета), связанных с именем купца Йохана Вема. Купец этот был интересен тем, что не только возил товары в Россию и из России, но и по заказу царя поставлял ему книги и вследствие этого часто встречался с самим Иваном Васильевичем. Насколько серьёзными были эти книжные поставки, свидетельствует следующий факт. Купец в своём донесении писал: А ещё закуплено было книг рукописных и печатных и продано для царских хранилищ на 5 тысяч золотых гульденов . Современные историки, комментируя это, считают, что для доставки груза на эту сумму Йохану Вему потребовалась целая флотилия торговых судов!

Далее Питеру Дэнси попалось письмо, в котором купец писал следующее: Есть у русского царя железный мужик. Побил этот железный мужик на потеху пировавшим царского медведя, и бежал медведь от него в ранах и ссадинах. Железный мужик на удивление всем подносил царю чашу с вином, кланялся гостям и что-то напевал на этом невыносимом русском языке, который мне так и не поддался .

Сначала Дэнси посчитал, что железный мужик это просто аллегорический образ, под которым надо понимать слугу, наделённого недюжинной силой. Каково же было его изумление, когда далее он прочитал, что железный мужик не только прислуживал царю за столом и мёл метлой двор. Когда заморский гость заявил, что, видимо, за железными доспехами спрятан живой человек, то вот что произошло. Сначала царь осерчал, - писал купец, - но, выпив кубок мальвазии, кликнул трех людей мастерового вида, одетых по-боярски, и что-то им приказал. Те открыли спрятанные под одеждой железного мужика крышки, в нём оказались шестерни и пружины, двигавшие руки, ноги и голову . Прочитав эти слова, Питер Дэнси обратился за консультацией к своему другу, специалисту по робототехнике Стиву Леннарту, который пришёл к выводу, что речь идёт о механическом роботе.

Самое интересное, что железный мужик , по свидетельству купца Йохана Вема, служил Ивану Грозному только в жаркую солнечную погоду. Вполне возможно, что он приводился в действие механическим движителем, главным элементом которого была биметаллическая пружина, разогревавшаяся на солнце и за-пускавшая его. Включение определённого набора шестерён, вероятно, представляло собой систему управления. Всё это уровень тогдашней техники решать позволял. Кстати говоря, музыкальные ящики сложной конструкции, заводные шкатулки, а также куранты, начавшие отбивать время ещё до Ивана Грозного, - тому подтверждение.

Не исключено, что мастера Ивана Грозного, создавшие железного мужика , могли почерпнуть сведения о подобных механизмах из богатейшей царской библиотеки. Вполне возможно, что там был и труд арабского техника и конструктора Ибн-аль Раззар ад-Джазари Книга знаний об удивительных механизмах , написанный ещё в начале восьмого столетия. Его не зря называют книгой о древнейших роботах, ведь арабские мастера в своё время изобрели массу хитроумных механизмов, но практически все они предназначались для развлечения.

Но не только у Ивана Грозного был собственный робот. Русский Фауст , учёный и государственный деятель Яков Брюс, которого называли колдуном, чернокнижником и астрологом, создал для царя Петра куклу, которая якобы могла не только ходить, но и говорить. Когда же Яков Брюс вышел в отставку, он увёз её в своё имение Глинки под Москвой.

Там кукла свободно разгуливала среди деревьев. Крепостные графа, завидев куклу, сначала разбегались, но потом привыкли к ней и между собой называли Яшкиной бабой . После смерти Брюса среди его бумаг историки нашли схему механического робота.

Эти и другие подобные факты говорят нам о том, что первые роботы появились задолго до изобретения электроники и были, вероятнее всего, созданы талантом и умением безвестных русских Левшей.

Александр Обухов, член-корреспондент Петровской академии наук и искусств (СПб)

Источники: http://www.litmir.co/br/%3Fb%3D201099, http://paranormal-news.ru/news/roboty_sotni_let_nazad/-06-22-9251






Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Сумма: код подтверждения